Geely, БелАЗ и шпионаж. Экономист рассказал, зачем китайцы построили завод «БелДжи»

БелДжи
На фото: конвейер завода "БелДжи".

Строительство автозавода «БелДжи» в Беларуси – лишь красивая обертка для хищнических планов китайских номенклатурно-коммерческих структур. Партнеров из Поднебесной не интересует ни прибыльность предприятия, ни перспективы Geely. Но, во-первых, они не упустят своей возможности заработать на бедах белорусов. Во-вторых, им нужен… завод БелАЗ. Как минимум – секреты создания самосвалов этой марки. А лучше – само предприятие.

Такую «теорию заговора» представил известный (и, разумеется, оппозиционный) белорусский политик и экономист Ярослав РОМАНЧУК. Мы изучили его большую статью на персональной странице в Facebook. Ниже — главные тезисы, которыми автор доказывает сомнительную природу белорусско-китайского автопредприятия.

***

Крупный китайский бизнес под руководством компартии — это не только коммерческие сделки. Это сетевые структуры для активного промышленного шпионажа. Даже американцы убедились в этом на своей шкуре. Объем потерь и упущенной выгоды от украденных технологий в разном виде исчисляется сотнями миллиардов долларов.

Китайцы нигде и никогда не выступали бескорыстными благотворителями, щедрыми донорами развития других стран, будь то Африка, Азия или Европа. Нет оснований считать, что Беларусь имеет какой-то особый статус и значение для китайских номенклатурно-коммерческих структур. Они ничего не делают просто так, за идею или просто по доброте душевной

Нет сомнения, что после почти 20 лет дипломатического, политического сотрудничества и более 10 лет активного кредитования Китай завербовал в Беларуси много людей, которые работают на реализацию его стратегии. Если с формальной точки зрения коммерческий проект кажется бессмысленным, тупиковым или, как говорят сторонники Госплана, планово-убыточным, следует искать другие причины участия в нем китайцев. Они, кажется, даже в спальню ходят с калькулятором. Своего не упустят. Лохов разведут. Свои интересы монетизируют, в том числе при помощи взяток и откатов.

Формально низкая цена китайских кредитов была лишь приманкой. Ведь кредиты были связанными. Это значит, что закупки оборудования и машин для модернизации белорусских предприятий, продажа услуг осуществлялись китайскими компаниями по ценам, которые они сами определяли. В этом — основной источник их прибыли. Если посчитать все издержки освоения китайских кредитов, то ставка получается 40-60%. И это под госгарантии! При этом по-настоящему частных прямых китайских инвестиций практически нет.

***

Особый проект Китая в Беларуси — автомобильный завод «БелДжи». Судя по ходу его реализации, китайцев не особо беспокоят объемы продаж, сроки окупаемости проекта (три года он убыточен) и прибыль. Им не нужен завод в Беларуси, чтобы осуществить экспансию на российском рынке, — для этого они строят новые заводы в самой России. Внутренний рынок Беларуси явно не соответствует заявленной мощности 60 тысяч автомобилей в год. Абсурдно считать белорусский завод «БелДжи» частью китайской экспансии на рынок Евросоюза. Беларусь до сих пор не вступила в ВТО, не имеет самых базовых соглашений с ЕС по снятию торговых барьеров. Прагматичные, рациональные китайцы точно не верят в уникальную роль белорусского завода «БелДжи» для европейского автомобильного рынка. Значит, есть другая повестка дня, скрытая от глаз населения и даже большинства полисимейкеров.

Поиск правды ведет нас к ответу на вопрос: что такое ценное, уникальное нужно китайцам в Беларуси, что они не могут получить нигде в мире? Ответ лежит на поверхности. Первое — это научные, технологические, производственные секреты двух белорусских флагманов, БелАЗа и МЗКТ (Минского завода колесных тягачей – прим. ред.). Доступ к военным секретам в Беларуси получить очень сложно, а вот с БелАЗом — другое дело

Китайцы никак не могут сделать аналог нашего большегрузного самосвала, тем более произвести такой же качественный продукт, как наши колесные тягачи. Если они их получат, то выгоды для китайских производителей с лихвой окупят незначительные затраты на «БелДжи» и [другой проект] «Великий камень», особенно если учесть тот факт, что львиная доля затрат осуществляется за счёт белорусских налогоплательщиков или под их гарантии.

***

ярослав романчук

На фото с личной страницы Facebook: Ярослав Романчук.

Поведение китайцев на «БелДжи» похоже на маскировку разведывательной деятельности, создание сети своих агентов по получению заветных секретов и ноу-хау от БелАЗа. Главным акционером СЗАО «БелДжи» является не белорусское правительство в лице Минэкономики или Госкомитет по имуществу, а БелАЗ. Его доля выросла с 50% до 56,23%.

Здесь появляются серьезные вопросы. Почему белорусские власти «подставили» нашего флагмана крупного машиностроения под сомнительный коммерческий проект? Одно дело делать большие грузовики, совсем другое — легковые автомобили. На БелАЗе работают профессионалы высокого уровня. Они точно это знают. Значит, их поставили перед фактом?

В сложившейся ситуации чем хуже будет работать «БелДжи», чем больше будет у него долгов, тем больше возможностей будет у китайцев претендовать на акции самого БелАЗа. Сегодня участие китайцев в СЗАО «БелДжи» сводится к поставке машинокомплектов сомнительного качества. Такое ощущение, что китайцы, подчищая свои склады, комплектуют партии для Беларуси. Качественного механизма контроля качества поставляемых комплектующих на заводе нет. Служба экономической безопасности де-факто отсутствует. Постарались те, кому она мешала для имитации бурной коммерческой деятельности.

***

Уникальный случай даже для Беларуси, когда коммерческим предприятием СЗАО «БелДжи» руководит первый заместитель министра промышленности Геннадий Свидерский. Неужели в стране, с декларируемым большим кадровым запасом президента, не нашлось качественного руководителя? Или его функция совсем в другом? Этот номенклатурный начальник – коммерсант делает хорошую мину при плохой игре, обещая рентабельность и рост объёма продаж.

Инсайдеры же говорят, что идёт сокращение рабочих. Зарплата раньше была 600-700 тысяч рублей, потом снизилась до 480-500 в месяц «чистыми». Молодым специалистам в первые месяцы работы платят 320-350. Конвейер работает 2-3 дня в неделю. Часто случаются манипуляции с готовой продукцией, когда переделывают «косяки». Если учесть, что на промышленных предприятиях Китая средняя зарплата в эквиваленте составляет ~$1000, то китайцы просто держат белорусских рабочих за дешёвку

Продукция БелДЖи продаётся с большим трудом. Заявленные цели продаж в 15-20 тысяч в год остаются в сфере грёз. И это с учётом бурной деятельности властей внутри страны по принуждению к покупке автомобилей Geely. Здесь речь идёт о субсидировании государством (читай налогоплательщиками) в размере около 10% стоимости покупок этих авто. Чисто белорусского в них по-прежнему мизер, разве что резина с «Белшины». Так что заявленная локализация в 50% остаётся отдалённой перспективой. В данном проекте уже освоено ~$300 млн., а на горизонте всё не видно окупаемости и коммерческих перспектив.

Возможно, у Г. Свидерского, китайских товарищей из «БелДЖи» есть некий корпоративный план превращения данного завода в коммерчески выгодный проект, но широкой публике он неизвестен. Пока же ни поведение руководства завода, ни его акционеров, ни Минпрома Беларуси не убеждает нас в том, что такой план есть. Поэтому на данном этапе мы имеем основания подозревать китайцев в реализации выгодного исключительно им коммерческо-шпионского плана по доступу к БелАЗу и его секретам. В этом ему помогают (сознательно или от невежества) целый ряд белорусских номенклатурно-коммерческих, силовых структур.

***

Эта моя гипотеза основана на анализе корпоративного поведения китайской и белорусской сторон в рамках реализации проекта «БелДЖи», открытых данных по реализации данного проекта, общего поведения китайцев в Беларуси, в том числе при реализации «Великого камня» а также оценок инсайдеров данного проекта.

Ладно, если только проект «БелДЖи» окажется провальным проектом. Тогда общие потери, включая издержки упущенной выгоды, составят ~$500–700 млн. Совсем другое дело, если китайские товарищи выведают-таки секреты белорусских промышленных флагманов. Тогда они поставят под угрозу позиции белорусских производителей на мировом рынке. Их место займут коммерческие структуры Китая. Какие – решат стратеги из руководства Поднебесной. Для них Geely – это только одна из коммерческих организаций по осуществлению глобальной экспансии.